Иными словами, оно знаменует такой уровень целостного человеческого бытия, на котором последнее предстает в форме поступка, как ответственно выбирающее и завершающее себя в своем мировом контексте. И именно это осуществление самой целостности жизни как поступка дает, согласно прозорливому замечанию М. М. Бахтина, надежный ориентир для «первой философии», мировоззренчески значимого учения о бытии «в его конкретной действительности».

Какова же степень соответствия искусства специфике формирования подобного мироотношения - поступка?

Прежде всего очевидно, что в своем субъективном функционировании искусство как таковое воплощает принцип целостности внутреннего человеческого бытия, отнюдь не ограничиваясь чисто сознательной сферой; человек в его «поле» переживает именно реальность своего присутствия в мире. То, что эта актуализируемая искусством субъективная реальность изначально не ограничена какими-либо жесткими физическими, биографическими и подобными рамками, разумеется, вовсе не ставит ее под сомнение как особого рода духовно восполненное бытие. Перенесение тех или иных идеальных конструкций в духовное пространство целостной внутренней жизни личности и их испытание этой своеобразной реальностью - изначальный «фокус» искусства вообще, с его помощью оно решает самые различные задачи.

Вместе с тем столь же существенной в данном плане характеристикой искусства, продолжающей и уточняющей названную, является его локализация в сфере свободного человеческого выбора. Переживаемая в «поле» искусства реальность - это прежде всего реальность свободы, свободно выбранного бытия. Мир искусства вариантен. Если естественные детерминанты человеческой деятельности, с одной стороны, и ее моральные регулятивы, с другой, не зависят от конкретного самоопределения агента этой деятельности, то искусство, подобно мироотношению, как раз и осуществляется вследствие такого самоопределения и самозавершения внутренне суверенных человеческих индивидуальностей.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru