И в этом отношении отвергшее личину казенного благополучия мучающееся и сострадающее искусство наших дней - искусство выживания человека и его трудного вживания в мир - несомненно существенно для дела перестройки, создания нравственного климата, адекватного основным запросам современности.

Вместе с тем, если усилившаяся в последние годы способность искусства вникать в сущность человеческого страдания как бы формирует его земную твердь, то нуждается оно и в тверди небесной. Не желая «завершаться» в бессмысленных муках самоуничтожения, современный человек испытывает тем более сильную потребность в смысложизненных ориентирах, выявляющих его подлинное назначение в мире, абсолютный аспект его индивидуального и родового бытия.

Удовлетворению этой потребности служат, как и ранее, идеалы и ценностные ориентации, утверждаемые искусством. Однако раскрытие конкретного содержания подобных идеалов и способов их художественного утверждения - традиционная тема мировоззренческого анализа искусства. Нас же в соответствии с замыслом данного раздела больше интересует впитываемая современной художественной практикой общая матрица отношения человека и мира, определяющая, кстати, сам способ субъективного освоения конкретных мировоззренческих содержаний, сам характер смыслового пространства между человеком и его идеалом.

Именно в сфере этого реального мироотношения и сосредоточиваются, как мы видели выше, основные трудности нравственно-практического самоопределения и самообретения современной личности. Если еще в 60-е и в начале 70-х годов проблема смысложизненной ориентации (что отчетливо демонстрируют произведения искусства тех лет) в основном приобретала форму вопросов «Как жить?» или «Для чего жить?», т. е. речь в основном шла о конкретных ценностно-целевых ориентирах жизни, то ныне эта проблема все чаще ставится как вопрос о фундаментальных онтологических основах осмысленного существования человека в мире - «зачем, во имя чего живет человек?».



© 2008 Все права защищены psychotema.ru