Таким образом, речь идет не только о развитии эстетических и художественных чувств и их дифференциации, но и о становлении и дифференциации «техники» чувствования, т. е. собственно форм передачи, сообщения этих чувств.

Разновидность сформированных в культуре общественных форм передачи содержания человеческих чувств назовем «формами эстетической чувственности». В связи с этим первоначальным определением формы эстетической чувственности закономерно возникает вопрос об органах чувств субъекта художественной деятельности, поскольку «общественная техника» мирочувствования развивается благодаря наличию этих органов у конкретного человека. «Глазом предмет воспринимается иначе,- писал о них К- Маркс - чем ухом, и предмет глаза - иной, чем предмет уха. Своеобразие каждой сущностной силы - это как раз ее своеобразная сущность, следовательно и своеобразный способ ее опредмечивания, ее предметно-действительного, живого бытия». К. Маркс указывает на различие человеческих органов чувств, причем само различие видит в предметности. Действительно, предмет глаза иной, чем предмет уха, если под предметом органов чувств понимать не просто воспринимаемую действительность, а прочувствованную, пережитую предметную действительность, с позиции ее смысложизненной, т. е. культурной значимости для человека. Это общественный предмет человеческого глаза и человеческого уха. Только тогда и становится ясным подлинное различие органов чувства, которые отличаются друг от друга не только на физиологических основаниях, но и способами переживания и выражения культурных ценностей и смыслов. В этом плане музыкальное ухо и чувствующий красоту формы глаз, т. е. собственно человеческие органы чувств, не начало, а результат художественной деятельности человека, его культурного развития в целом. Естественно, наличие различных органов чувств влияют на развитие «общественной техники» чувств.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru