Подчеркнем, что для нас важно понять не психологические закономерности связи сознательного с бессознательным или неосознаваемым, а онтологический статус этих процессов с точки зрения их роли в целостном утверждении человеческой личности как эстетического субъекта. Иными словами, вопрос в том, какие структуры мировоззренческого сознания, действующие на уровне психики в качестве сознательных и бессознательных ее элементов, в первую очередь определяют эстетическую реальность жизни личности. Сама по себе эта проблема требует специального исследования, она почти не разработана в отечественной эстетике, поэтому остановимся на ней лишь тезисно.

Современная глубинная психология уже отошла от биологического редукционизма в интерпретации бессознательных процессов и структур и пришла к необходимости рассматривать их в контексте той деятельности (социальной практики), которая детерминирует становление их содержательной определенности. Социальная практика, образ жизни родового коллектива находит отражение в мировоззрении общества, в категориальном строении общественного сознания, в бессознательной архетипизации мира. Биологические факторы человеческой психики раз и навсегда социализируются, вступая в новые связи с социальными реалиями человеческого бытия. Поэтому бессознательные и неосознаваемые регуляторы человеческой жизни имеют такую же общественную сущность, как и рациональные ее мотивации. Они так же определяются конкретными материальными отношениями, совокупность которых составляет человеческое бытие, как и сознание в целом. Отсюда ясно, что содержание различных неосознаваемых схем членения мира, архетипов, коллективных бессознательных структур и т. д.- суть не что иное, как отражение этой материальной жизни.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru