Несомненно, однако, что и этот выработанный буржуазной эпохой «отрицательный» тип мироотношения также, по крайней мере на первых порах, характеризовался определенной устойчивостью, придавал человеческой жизнедеятельности некоторый единый направляющий смысл, выступал формой целостной ориентации жизни. Созданные мировым искусством и литературой от О. Бальзака до Т. Драйзера классические образы буржуа свидетельствуют об этом с полной определенностью.

Как обстоит дело с проблемой целостного человеческого отношения к миру в условиях нашей современности?

Ответ на этот вопрос мог бы быть более прост и традиционен, если бы подобное целостное отношение к миру или мироотношение допустимо было сводить к мировоззрению, рассматривать как один из компонентов мировоззренческого сознания или же как производное от него. Дело, однако, в том, что мировоззрение (т. е. в основе своей известного рода общий взгляд на мир - Weltanschauung, world outlook и т. д.), каким бы передовым и научным оно ни было, и реальное мироотношение (т. е. фактическое отнесение себя к так или иначе понимаемой целостности существующего) - вещи далеко не тождественные. При этом и «вывести», дедуцировать последнее из первого совсем не просто; скорее, как показывает исторический опыт, само мировоззрение «выводится» из реального отношения к миру, возникая там, тогда и в такой форме, в какой упомянутое отношение делает это возможным. На основании практической позиции человека в «событии бытия» (М. М. Бахтин) в принципе можно судить о том, как этот человек будет воспринимать окружающую действительность, в какие «воззрительные» целостности станет ее синтезировать. Но исходя из внутреннего содержания и структуры самого мировоззрения - реально говоря, определенного его типа, господствующего в данной культурной среде,- далеко не всегда возможно реконструировать способ его субъективного освоения, степень его интериоризируемости, нравственные импликации его воплощения в конкретных жизненных ситуациях и т. д.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru