В противном случае мы потеряли бы не только человека, способного понимать настоящее искусство, но человека, способного вообще на высокие чувства. Со всей очевидностью смоделировали эту ситуацию в своем фильме «Плюмбум, или опасная игра» В. Абдрашидов и А. Миндадзе, выведя героя, который напичкан правильными идеями, но лишен сочувствия к людям.

Четвертая причина связана с противоречием между проповедью необходимости приобщения к высокому искусству и реальным отношением к этому искусству со стороны самих служителей искусства, что не могло не ощущаться широкими массами, составляющими аудиторию нашей страны. Рутина, возникшая в искусстве, о которой шел принципиальный разговор на съездах всех творческих союзов, привела к тому, что само искусство оказалось во многом неспособным заражать человека чувствами. Искусствоведение и критика, призванные разъяснять и пропагандировать искусство с высоких идейно-нравственных и эстетических позиций, не выполняли своего назначения, т. е. не воспитывали художественную культуру в той мере, в какой это необходимо для развития самого искусства, для развития человека.

И наконец, причина существования молодежной субкультуры состоит в том, что у воспитателей в области художественной культуры по отношению к воспитуемым существовало разделение на «мы и они». Воспитатели навязывали свои нормы, вкусы, представления об искусстве вместо того, чтобы заражать человека своей любовью к нему, а это возможно лишь тогда, когда все ощущают себя в едином потоке культуры, чувствуют свою причастность к одним и тем же художественным ценностям, имеющим для всех смысложизненное значение. Поэтому необходимо признать наличие «водораздела» между глубоко чувствующими «традиционное» искусство и безразличными к нему (как правило, это - представители молодежной субкультуры, для которой все ценности «взрослых» не имеют значения, поскольку субкультура выработала и ввела в обиход свои ценности).



© 2008 Все права защищены psychotema.ru