Такую постановку смысложизненной проблемы во многом обусловило именно практическое осознание негаранти-рованности современного человеческого бытия, иллюзорности традиционных представлений о его самодовлеющем характере. Это осознание, обостряя потребность в обретении новых опорных точек для «выправления» духовного развития человека, породило вместе с тем и уверенность в том, что внутри собственно человеческого мира в ограничительном смысле слова - в глубинах индивидуальной психики (ср. шедшие в этом направлении попытки модернистов первой половины XX в.), в «теле» человеческого социума и культуры - ив отрыве от универсальных характеристик бытия как такового в его природно-космической определенности подобные точки опоры более не могут быть найдены. Сама глобальная негарантированностъ родовой человеческой жизни с необходимостью расширяет рамки современного мироотношения, вынуждая искать надежность и незыблемость не в том, что отделяет человека от всего остального сущего, а в том, что связывает его с ним. Соответственно и в искусстве основное смыслоразличительное значение приобретает не «слишком человеческое», коренящееся в различиях между людьми, а «общечеловеческое», касающееся универсально-мировых определенностей человеческого бытия как такового, всеобщих условий его «встроенное» в окружающий мир. Выражающие эти условия формы культурно нажитой «естественности» в жизнедеятельности человека интуитивно нашупываются и воссоздаются современным искусством в их простоте и серьезности как некий целостный нравственно значимый ритм бытия, вскрываемый социальной историей человечества и вместе с тем предлагающий ей какие-то свои конечные ориентиры и цели. Целостный человек в произведениях, знаменующих нынешний этап художественного развития,- в основе своей именно человек, выражающий своим существованием, помимо прочего, этот вечно изменчивый, не уловимый никакими формальными схемами тихий ритм жизни, ритм, принципиально недоступный ни персонажам индивидуалистического самокопания в духе модернизма 10-40-х годов, ни «антигероям» экзистенциализма, бегущим от собственной объективированной тени, ни адептам очередной окаменевающей на ветру современности догмы сайентистского или почвеннического происхождения.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru