Подобные же темы явным образом актуализируют в эстетике уже не столько функциональное, сколько нравственно-онтологическое видение искусства, выдвигают на передний план не столько задачу идейной «обработки» личности, сколько прямую адресованность к ней в целостности ее события в мире.

Рассматриваемая проблема мироотношения весьма показательна с точки зрения подобной переадресовки, выступающей как одна из тенденций в современной марксистско-ленинской эстетике. Начав изучение этой проблемы в более традиционном ракурсе воспитания и формирования личности, мы не могли не прийти к вопросу о чисто бытийном вхождении личности в искусство как способе ее приобщения к миру. Безусловно утверждая определенный тип отношения к миру в целом и выступая в этой связи как способ, средство его формирования, искусство вместе с тем в своих специфических формах словно бы задает личности сам этот мир, целостно вводит ее в него. Человек, имеющий глубокие и подлинные связи с искусством - это прежде всего человек, богатый миром; эстетический и нравственный моменты такого внутреннего обогащения связаны воедино, ибо чисто эстетическое приятие мира, расширение и углубление возможностей сопереживания бытия выступают здесь как непосредственная предпосылка собственно практической «миросообразности» поведения личности, предоставляют последней необходимую для ее принципиальной жизненной ориентации духовную почву и пищу. Таким образом, искусство не только формирует, но и питает человеческое мироотношение. И в этом смысле мы, можно сказать, вновь возвращаемся к чисто «воспитательской» его концепции, но уже более широко понятой, соответственно трактовке воспитания как воспитания, «постоянного духовного обогащения и обновления» личности, насыщения ее общечеловеческим опытом и мудростью в его применении.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru