Итак, если принять тезис о том, что мифологические архетипы соседствуют в современном мировоззрении с реалистическими формами самоопределения, то следует, по-видимому, предположить, что эти элементы самосознания выстраиваются в личностную иерархическую структуру. При этом необходимо учесть, что в мифологических архетипах концентрируется исторический опыт «очеловечивания» психики, превращения ее из регулятора биологической жизни в феномен социального бытия. В них зафиксированы предельно простые схемы отношений человека как предметно-телесного существа со всем многообразием проявлений мира как онтологии социальности. В этих первообразах сознания как бы прослеживается путь от чувственности биологической к собственно человеческой чувственности (вспомним такие мифологемы, как запрет каннибализма, инцесты и другие подобные «образцы», структурирующие первобытную жизнедеятельность в се социальном качестве). Именно непосредственная связь мифа с осмыслением телесно-предметной жизни, т. е. с тем, что является первичной данностью для каждого индивида любой эпохи, делает мифологические архетипы (эти формально-содержательные надыиндивидуальные схемы миропереживания) актуальными формами самоопределения и сегодня. Неразрывная связь мифа с внешними выразительными (художественными) предметными формами, в которых опредмечивались мифологические смыслы, обеспечивает трансляцию этих смыслов в бесконечность исторического времени, что делает их вечным достоянием человечества. Все это свидетельствует о том, что в индивидуальном миропереживании мифологические архетипы играют не последнюю роль и поэтому их можно считать базисным уровнем в структуре эстетического субъекта.

Этот уровень проявляется в соответствующей активности субъекта по восприятию искусства, что позволило многим авторам выделить особый исходный уровень восприятия художественных произведений - фольклорный уровень восприятия (мифология трансформировалась в фольклор).



© 2008 Все права защищены psychotema.ru