И отчасти - это, видимо, лишь одна из существующих причин - искусство современной эпохи потому и не может быть с прежней легкостью использовано как средство формирования человека в соответствии с некоторым заранее предположенным образцом, что оно уже и само по себе есть особое человеческое бытие в мире, элемент реальной человечности как таковой в собственном смысле слова.

Эта накопленная искусством в процессе его исторического становления мощь собственно человеческой реальности серьезно ограничивает конструктивный смысл доминирующей в нашей эстетической литературе операционально-функциональной, в том числе и чисто «воспитательской» его трактовки. Несомненно, искусство выполняет в обществе поддающиеся изучению функции и, прежде всего, играет незаменимую роль в нравственном воспитании людей. Однако имея в виду его человеческий статус в современном мире, уместно было бы обратить внимание на то, что это не только (а пожалуй, и не столько!) способ целенаправленного воспитания, но и просто способ бытия культурно образованных людей, необходимая и естественная стихия их существования.

Осознание этого обстоятельства, как представляется, имеет практическое значение. Дело в том, что пока искусство рассматривается не как органическая часть бытия, а лишь как функционирующая в нем (следовательно, абстрагированная от его непосредственности) система, оно не выходит за рамки приложения элементарных требований, связанных с рациональной обоснованностью реализуемых им функций и оптимальностью их выполнения. Реальный опыт культурного строительства показывает, однако, с полной ясностью, к чему приводит чрезмерная «рационализация» и «оптимизация» искусства, с какими бы благими намерениями она ни проводилась. Разумеется, в практике культурной жизни те или иные рациональные соображения относительно характера воздействия различных художественных произведений, его целесообразности или нецелесообразности и т. д. неизбежны.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru