«Чувства потому и становятся выражением самоутверждения человека, т. е. личным приобретением, что, выступая в сущности силой общества, они функционируют в качестве самостоятельных сил человека»,- пишет А. С. Канарский. Отсюда видно, что эстетический субъект как коллективизированный индивид или как индивидуализированная общественность не просто воспринимает внешние объекты в форме случайной оценки (нравится - не нравится, как норой интерпретируют активность эстетического вкуса), а выражает в своем переживании всеобщие закономерности самоутверждения человеческого существа. Это переживание не является прихотью индивида как эстетического субъекта, а задается ему самим способом его существования, образом его жизни. Поэтому различия в чувственной (эстетической) практике людей - это не результат их личного хотения или намерения, а следствие существующих различий в образах и стилях их индивидуальной И групповой жизни.

Именно особенности конкретной человеческой жизни со всеми ее устоявшимися стереотипами, ритуалами и обрядами, непредвиденными обстоятельствами, случайностями и перипетиями, достижениями и крушениями составляют эстетический опыт индивида, которым определяется весь спектр его вкусовых пристрастий и ценностных ориентации. Жизнь как источник эстетического опыта личности выступает тем единственным феноменом человеческого бытия, который совмещает в себе, сводит воедино все его (бытия) разноуровневые процессы: историю природы, историю рода, историю культуры и народа, историю социальной группы, историю индивида. В этом смысле, если эстетический объект это то, на что направлена активность эстетического субъекта, подлинным эстетическим объектом для человека является не что иное, как его уникальная и неповторимая жизнь, формой непосредственной данности которой выступает вся совокупность культурной предметности (то, что воспринимается человеком как реальность своего существования) в ее «живом» функционировании.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru