Теоретическая мысль не всегда учитывала, что встретилась с фундаментальными, во многом совершенно неизученными и даже пока еще плохо описанными явлениями, связанными со спецификой современного культурного развития».

Оставаясь на точке зрения нормативного подхода и будучи последовательными в своих логических построениях, мы волей-неволей должны прийти к признанию эстетической неполноценности значительной части членов социалистического общества, не «дотягивающих» до высоких образцов эстетического совершенства. Эстетических «невежд» оказалось намного больше эстетических всезнаек. Вместо активной жизненной позиции и «борьбы за красоту во всех сферах деятельности» в обществе долгие годы царила социальная апатия и безразличие к проблемам культурного строительства. Художественные предпочтения массовой публики тоже оставались весьма далекими от идеальных представлений о них. Эстетизация жилой и производственной среды, регенерация исторических зон, восстановление культурных памятников,   бережное  отношение к природе, эстетическое воспитание в учебных и дошкольных учреждениях, научное руководство художественным процессом - все это соответствовало желаемой норме лишь на бумаге, а в жизни оборачивалось своей противоположностью. Учитывая все эти и многие другие проявления общественного и культурного застоя нашего общества, мы вряд ли можем убедительно говорить об успехах в области эстетического развития человека в том его понимании, которое описано выше.

Противоречивая ситуация сложилась и в эстетической теории. Рассматривая эстетическое развитие личности только с позиций должного, с позиций отстаиваемого исследователем идеала культуры, мы ограничивали предмет анализа дихотомией «эстетически развитый - не развитый» индивид и сосредотачивали внимание на процессе перевода последнего- в состояние первого.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru