Именно он вынуждает ныне более взвешенно оценивать противоречивое сочетание света и тени в культуре Возрождения, трезвее осмысливать отечественное искусство бурных 20-х годов. Именно он заставляет вновь и вновь выверять человеческую размерность современного культурного мира. Именно он в конечном счете позволяет выявить подлинный гуманистический потенциал социализма как общества, создающего в перспективе наиболее благоприятные возможности для утверждения и развития «человеческих сил как таковых», т. е. нормальных и естественных начал человеческого бытия в жизнедеятельности каждого индивида.

Следует сказать, что рассмотренная интенция художественного творчества на выявление опорных точек современного мироотношения существенно усиливается и углубляется благодаря внутреннему опыту самого искусства, издавна предполагавшего смысловую перспективу «абсолютности» и «вечности» (ars longa, vita brevis), пребывание которых в рамках поступательного развития человечества в нынешнем негарантированном мире утратило свою прежнюю очевидность. В этих условиях «пошатнувшегося» миропорядка искусство предстает как подлинная феноменология заново обретаемой абсолютности в человеческом отношении к миру. Подобно развернутой к этому миру антенне, оно накапливает субъективно переживаемый потенциал его сочеловечности, вводит человека в своего рода понимающий космос, придающий новую значимость каждой крупице испытанного опыта и дарующий вместе с тем силы, чтобы с надеждой бороться за жизнь, за будущее.

Бесспорно, неизбежный в нынешней ситуации выход искусства к онтологической тематике «мировых» корней человечности чреват неожиданными возможностями и перспективами. Это естественно, поскольку мы имеем дело с труднопредсказуемым феноменом репрезентативной миссии искусства, непосредственно выражающим реальный факт взаимной открытости человека и мира, глубинности их сущностных взаимосвязей.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru