Апогеем утилитарно-прагматического толкования воспитательной роли искусства было известное определение Сталиным писателей как «инженеров человеческих душ», призванных любыми способами воздействия обеспечивать бесперебойное функционирование «винтиков» государственной машины с ее «приводными ремнями» и прочими механизмами. Такая точка зрения на воспитательную роль художественной культуры - а она существовала в «подправленном» виде и в годы застоя - глубочайшим образом связана с командно-административными методами управления художественным процессом и казенно-бюрократической системой эстетического воспитания.

Чтобы преодолеть подобные взгляды, необходимо рассматривать формирование эстетической культуры личности не только как результат извне направленного на нее воспитательного воздействия, но прежде всего как детерминированный общественной закономерностью, условиями и способом жизнедеятельности личности процесс ее саморазвития и самовоспитания. Единство самовоспитания и воспитания, самодеятельности и извне направленного воздействия культуры общества и образуют в жизни личности особую социально-культурную реальность - пространство и время ее эстетического развития. В таком истолковании, принятом в качестве исходного авторами данной книги, понятие «эстетическое развитие личности» шире и фундаментальнее понятия «эстетическое воспитание», так как охватывает процессы самовоспитания и саморазвития субъекта эстетической деятельности. Вместе с тем его введение позволяет по-новому осветить ряд важных аспектов теории и практики эстетического воспитания, в частности преодолеть просветительско-созерцательный подход к нему, выявить зоны «стихийного», не всегда доступного прямому контролю социальных институтов влияния искусства на эстетические ценности и предпочтения различных слоев населения.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru