Иными словами, эстетические чувства - «музыкальное ухо, чувствующий красоту формы глаз» - это чувства «очеловеченные», т. е. «культурные», чувства человека, который «свободно противостоит своему продукту, ...умеет производить по меркам любого вида, ...умеет прилагать к предмету присущую мерку» и который в силу этого «строит также и по законам красоты». Человек, обладающий культурой «субъективной человеческой чувственности» (К. Маркс), на каком бы уровне исторического развития эта культура не находилась и каким бы своеобразием не отличалась, не равнодушен к прекрасному зрелищу, для него в высшей степени существенна «человеческая форма» (К. Маркс) предметов его многообразных потребностей, потому что окружающий мир стал для него миром определенных человеческих сущностных сил. «...Предмет становится для него человеческим, предметом, или опредмеченным человеком,- писал К. Маркс, характеризуя, по сути, процесс становления человеческой культуры.- Это возможно лишь тогда, когда этот предмет становится для него общественным, предметом, сам он ста новится для себя общественным существом, а общество становится для него сущностью в данном предмете». Благодаря развитой эстетической чувственности, «не только в мышлении, но и всеми чувствами человек утверждает себя в предметном мире» и «созерцает самого себя в созданном им мире» 10- мире человеческий культуры. Последняя в силу этого сама приобретает черты чувственно непосредственной, эмпирической реальности.

Это обстоятельство необычайно расширяет мир культуры (в ее пространство включается, скажем, в качестве предмета бескорыстного эстетического созерцания «дикая» природа, не вовлеченная еще в сферу практических и познавательных интересов человека) за счет бесконечного множества индивидуальных проявлений окружающей человека действительности, и одновременно ограничивает его рамками исторически достигнутого уровня развития содержания человеческой субъективности, которая и придает этим проявлениям ценностно-культурный смысл.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru