Это нисколько не умаляет объективного содержания красоты и величия явлений «первозданной природы» как ценностей культуры, в которых, по словах К. Маркса, приведенным выше, природное бытие человека становится для него человеческим бытием. Ибо применительно к эстетическому началу культуры в этом положении важно не только то, что бытие человека именно в обществе становится человеческим, но и то, что им становится именно природное бытие человека, в конкретно-чувственных формах которого, как уже отмечалось, только и могут существовать эстетические ценности, будь то красота космического пейзажа или самое условное по характеру произведение искусства. Диалектические противоречия эстетического как источника его саморазвития тождественны движущим силам саморазвития человека как субъекта культурной деятельности. С этой точки зрения эстетическое, по определению А. Ф. Лосева, «представляет собой единую и неразделимую целостность - субъективного и объективного, мышления и чувственности, сущности и явления, идеи и образа, идейной образности и эмоций, эмоциональной идейной образности и волевого акта, бессознательного и сознательного, иррационального и рационального, незаинтересованного любования и утилитарного использования, созерцательного и деятельного, органически живого и технически сделанного» и.

Но такой целостностью обладает только человеческая индивидуальность не как эмпирический индивид, а в ее родовых сущностных проявлениях, поэтому именно она и выступает в системе ценностей эстетической культуры как системообразующее начало - абсолютный эстетический предмет (понятно, что всегда в конкретно-историческом и тем самым относительном своем выражении). Поэтому в культуре общества предметные воплощения эстетических ценностей более, чем ценности других сфер культуры, связаны с жизнедеятельностью людей как целостных индивидуальностей на всех уровнях ее протекания - от крупномасштабных общественных движений до самых интимных областей межличностных отношений.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru