В частности, важен факт констатации во многих искусствоведческих исследованиях наличия в культуре социализма, по крайней мере, двух типов реализации эстетического опыта человека (способа непосредственного приобщения индивида к роду через различные формы чувственного присвоения живой коллективности социалистического общества). Например, Н. А. Ястребова пишет: «Как выяснилось на практике (в опыте культурного общения, в эстетическом прояснении), у человека с современной массово развертывающейся социальной средой возможны два типа контактов. В одном случае превращение личных сил в массовые происходит посредством открытого объединения личного с коллективным делом в формах, продиктованных масштабом и идеей коллективного: к общему через общее; человек здесь раскрывается постольку, поскольку он часть, частица, функция этого общего дела. В другом случае превращение личных сил в массовые осуществляется посредством объединения, где масштабы индивидуального (личностной жизни человека) становятся той мерой, которая определяет новую коллективно-собирательную энергию общества: к общему через индивидуальное, через его неисчерпаемое и неистребимое свободное и целостное развитие».

Такой вывод вполне закономерен. Он основывается на анализе реального художественного процесса и его реальных носителей. Дело в том, что наука долгое время не замечала факта сущностной дифференциации эстетического субъекта и рассматривала эту категорию в качестве монолитного и нерасчлененного целого, различающегося лишь количественно, а не качественно. Однако если исходить из анализа реального общества и реальной культуры социализма, то основополагающей точкой исследования, как уже указывалось, должно стать признание необходимой зависимости между социокультурной принадлежностью личности и специфическим типом ее эстетической самореализации. Именно социальная неоднородность социалистического общества является причиной существования различных типов эстетического субъекта его культуры.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru