И коль речь коснулась возможности «верификации» понятий эстетических субъекта и объекта, то можно сказать, что таковыми выступают все люди (т. е. каждый человек в отдельности) и все предметы и явления действительности, включающиеся в жизненный процесс индивида. Эстетические субъект и объект потому являются теоретическими абстракциями, что в реальной жизни ни один человек не рассуждает так: поскольку я переживаю, то я - эстетический субъект, а поскольку это переживание детерминируется извне культурной предметностью, то ее можно назвать эстетическим объектом. Все эти логические процедуры совершает именно эстетик-теоретик, отвлекаясь от любых других отношений человека и сосредотачивая свое внимание на эстетическом отношении и обозначая его активную, присваивающую сторону понятием «эстетический субъект», а пассивную - «эстетический объект». При этом сами обозначаемые феномены не теряют (от того, что для их познания пришлось абстрагировать в теории их сущностные черты) своей реальности и объективности.

Понятие эстетических субъекта и объекта не является простым коррелятом понятий субъект и объект в гносеологии. В отличие от последних, в них отражаются не полюса познавательного отношения человека к действительности, когда субъект содержательно однороден и принципиально воспроизводим во всем объеме в любой точке своего пространственно-временного существования, а объект выступает лишь предметом, позволяющим извлекать из него необходимые субъекту знания, применимые ко всякому общему случаю. Взаимодействие эстетических субъекта и объекта характеризуется пространственно-временной уникальностью их событийной неразрывности. Смысл эстетического отношения как чувственного процесса состоит не в поиске истины, а в осуществлении возможности совмещения в конкретном переживании личности родовых и индивидуальных, всеобщих и уникальных моментов человеческого бытия.



© 2008 Все права защищены psychotema.ru